Сергей Пчелинцев, движение В ЗАЩИТУ ДЕТСТВА (serp2017) wrote,
Сергей Пчелинцев, движение В ЗАЩИТУ ДЕТСТВА
serp2017

Радуйтесь ювеналы!

щество
Детей с родителями разлучил ветхий дом
Брянские органы опеки попали в тупик – им пришлось забрать детей из нормальной семьи. Вина молодых родителей в том, что у них нет денег на капитальный ремонт жилья. Если к августу Марина и Алексей Паращенко не смогут привести в порядок свой дом, их лишат родительских прав.
Узнав об этом, «Десница» решила побывать в гостях у этой семьи.




Марина и Алексей живут почти в самом центре Советского района – на Урицкого, 49. Рядом шикарные особняки, на фоне которых их дом смотрится просто уродцем.

Соседи, поинтересовавшись, к кому мы идем, вздыхают: «Не дай бог кому оказаться в такой ситуации! Родители не пьют, работают, детей своих любят. С ними еще и Путин живет (так в шутку называют отца Алексея – инвалида без ноги Владимира Владимировича). Других родственников у ребят нет, помочь им некому. Кто виноват, что наше государство бросает такие семьи на произвол судьбы?»

И Путин не поможет

Стучимся в деревянную дверь. Открывает Алексей.

- Заходите в наши хоромы,?– горько усмехается он.

На кухне почти обвалился потолок. В стене громадная дыра, которую мужчина забивает подручными материалами. В зале на диване сидит «Путин» с одной ногой. Недавно он пережил инсульт, поэтому сказать ничего не может, знаками показывает, что очень переживает за своих молодых. Но чем он может им помочь? С кровати не встает…

В комнате Алексея и Марины много игрушек и старенький компьютер. Своих мальчиков родители видят сейчас только на мониторе.

- Недавно придумали ужесточение закона по детям, и органы опеки забрали наших сыночков в приюты. Старший – четырехлетний Ванечка сейчас в Белых Берегах, а двухлетний Максимка в Клинцах. Мы с женой разделили свой бюджет на три части: самая маленькая – на жизнь, чуть побольше – на поездки к детям, остальное – на ремонт. Недавно шифер купили, чтобы крышу крыть. Бьемся как рыбы об лед, но что мы можем сделать вдвоем с женой в такой развалюхе?

По словам Алексея, их дому в этом году исполняется уже 145 лет. В БТИ ему сказали, что если б они не приватизировали свою часть дома, она шла бы с 70?% износа. А теперь они не могут рассчитывать на переселение.

- Мы любим своих детей и хотим, чтобы они жили с нами, готовы сделать все возможное и невозможное, чтобы их вернуть. Но понимаем, что самим нам с этим не справиться. Берусь за ремонт, и руки опускаются. Посмотрите на нашу крышу: ветер посильнее подует – и с нее железные листы летят, прогнившие доски в доме чуть ли не на голову падают. Такая у нас жизнь…

Родители не виноваты

Подобные истории малоимущих семей в России, в том числе и на Брянщине, увы, не единичны. Органы опеки вынуждены забирать детей у вполне благополучных не пьющих отцов и матерей. Только из-за бедности, в которой эти люди живут.

Да, бедность, неполноценное питание детей в семьях с низкими доходами – это плохо. Но факт остается фактом: существующая система способна реагировать на эти семейные проблемы только «убийством» семьи. В стране в гигантском масштабе действует «пылесос» откачивания детей из семьи. И эта машина «поставок» новых воспитанников интернатных учреждений жестко закреплена в действующем федеральном законодательстве, согласно которому отрыв ребенка от родителей – единственный способ его защиты.

- С того момента, как в России начали внедрять ювенальные подходы (Брянск был в числе первых регионов, вошедших в пилотный проект), начались изъятия детей из-за плохих жилищных условий,?– говорит юрист Анна Павлова. – Вместо того чтобы их улучшить, отцов и матерей лишают родительских прав. А ведь у нас есть статья 40 Конституции, которая гласит: «Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами». То есть изъятие детей в таких случаях абсолютно незаконно. Но наши чиновники это считают нормальным: дескать, нечего плодить нищету.

Специалисты органов опеки полностью на стороне Алексея и Марины Паращенко. Они устали от полной невозможности сделать что-то для спасения проблемной семьи.

- Сыновья Паращенко развиты не по годам, видно, что родители с ними занимались. Они очень хотят вернуться домой, но пока мы не можем этого допустить – жилье в ужасном состоянии: нет отопления, крыша течет, в стенах зияют дыры. Нам пришлось на полгода ограничить мать и отца в родительских правах,?– говорит инспектор по охране прав детства отдела опеки Советского района комитета по делам молодежи, семьи, материнства и детства при Брянской городской администрации Вера Кимлоян. – Со своей стороны мы пытаемся им помочь. Совместно с Пенсионным фондом добились перечисления им 12 тысяч рублей материнского капитала. Алексей закупил шифер на крышу. Этот дом по всем параметрам относится к ветхому жилью, но почему-то программа по переселению из таких домов до семьи Паращенко не дошла. Мы искренне сочувствуем Алексею и Марине, не хотим их лишать родительских прав, но если они не справятся со своей бедой до августа, нам придется это сделать.

Мы попытались узнать, почему жилье Паращенко не включили в программу ветхого жилья. Лишь в отделе ЖКХ и учета жилья администрации Советского района удалось получить вразумительный ответ.

- Урицкого, 49 у нас в списках ветхого жилья не значится, так как это частное жилье. А значит, ремонтировать его должен собственник. Кто за них что будет латать? Если бы дом был муниципальным, был бы другой разговор. Эти нюансы прописаны в Жилищном кодексе.

Вот так-то – крутитесь как хотите, ваши проблемы никого не волнуют.

Семей, которых жизнь поставила в сложные условия, в Брянске не единицы, а десятки. Все они стоят на учете в органах опеки. Кто-то обращается за помощью сам, о ком-то узнают через соседей и врачей детской поликлиники. И жалко родителей, и помочь невозможно. А государство наблюдает со стороны – справятся или нет.

- Вот вам еще одна история,?– продолжает Вера Кимлоян. – В Советском районе живет мать двоих детей Татьяна. Ей 23 года, старшему ребенку скоро будет три, младшему – год. Так случилось, что она детям и за отца и за мать, при этом сама – круглая сирота, воспитывалась в детдоме. Она прекрасно понимает, что такое жить на казенных харчах, и не хочет, чтобы ее детей постигла та же участь. В сентябре Тане выплатят последнее декретное пособие. И тогда перед ней станет вопрос: чем дальше кормить малышей? Она хочет работать, но кто ж ее возьмет с двумя детьми на руках? Несколько месяцев назад женщина написала заявление в детский сад, а заведующая ответила, что ее очередь никогда не подойдет. Ведь она сирота безденежная, поэтому ее всегда будут задвигать назад! Бедную девочку загоняют в яму, а она упорно сопротивляется. Мы обратились в управление образования с просьбой помочь устроить детей Татьяны. Обещали что-нибудь сделать, но пока молчат. Очень жаль, что в нашей стране не разработаны социальные программы в помощь таким семьям.


Наталья ЕРОХИНА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments